Памяти великого советского хирурга, гражданина мира, «Человека века», моего учителя, Николая Михайловича Амосова

Ю. Нудельман

В этом году исполнится 10 лет со дня смерти одного из самых выдающихся хирургов современности, учёного новатора, врача от бога, самобытного философа, талантливого писателя, профессионального журналиста, честного общественного деятеля.

В моей профессиональной жизни мне выпала очень большая удача.

Через несколько лет после окончания медицинского института, я прошёл курсы торакальной хирургии под руководством академика, профессора Николая Михайловича Амосова.

Попал я на эти курсы после двухлетнего плавания в качестве врача на кораблях первой советской океанической рыболовецкой флотилии. Служил я на них хорошо и с радостью. Многих оперировал на корабле. Говорили и писали в центральных газетах о моей самоотверженной работе. О том, как я прыгал в сетку, растянутую на китобойце, в сильнейшую бурю, спасая тяжело раненого.

По окончании морской службы, когда меня спросили, какую, мол, награду я хочу, ответил: только одну - помогите мне попасть на учёбу к Амосову. «Большой» начальник, спросивший меня о награде, несколько удивился столь скромной, по его мнению, просьбе (вместо ордена-медали, например), и очень быстро устроил мне направление в Киев в Институт Грудной хирургии к Амосову.

9 месяцев я ежедневно соприкасался с этим замечательным человеком, блестящим  хирургом, иногда ассистировал ему, слушал его лекции, участвовал в традиционных в институте ежедневных беседах- диспутах  с курсантами за круглым столом, с чаепитием.

 

В беседах поднимались вопросы не только чисто хирургические. Обсуждалась психология врача и больного, причины и механизмы болезней, ограниченность возможностей медицины, человек и общество, эволюция общества, разум, коллективный разум, прогноз будущего, преодоление старости, воспитание ребёнка. Беседы были открытые, споры были горячие, часто бурные. Потом говорили мне сокурсники, что в этих беседах я чуть ли ни больше всех спорил с Николаем Михайловичем, хотя (или потому, что) был моложе других в группе.

С курсов я уехал с высоко ценимым дипломом торакального хирурга «от Амосова», но главное - насыщенный мыслями и острыми вопросами философии жизни, поднимаемыми учителем.

Потом из Москвы я иногда, впрочем, как все, кто учились у него, поздравлял  Амосова с днями рождения.

Через несколько лет после курсов я уехал в Израиль, и даже телефонная связь с учителем была потеряна. Но все эти годы я старался, как мог, знакомиться с книгами, статьями Амосова, следить за его идеями.

Его блестящие, острые формулировки мыслей, резкая и откровенная критика медицинской службы и фармацевтической промышленности,  революционные, самобытные концепции в медицинской науке, были понятны мне, и очень близки моим собственным, вырабатываемыми в течение жизни взглядам на медицину, на развитие общественного сознания.

Ещё раз, незадолго до отъёзда  в Израиль, в Москве, я присутствовал на Хирургическом Конгрессе, на котором  выступал Амосов с докладом о проделанных им тысячах лёгочных операций при туберкулёзе, при абсцессах лёгких. Амосов в Брянске прооперировал за 4 года больше, чем во всём Советском Союзе. Я никогда не забуду его выступление.

Делегаты Конгресса встретили появление Амосова на трибуне стоя, долгими, продолжительными аплодисментами. Амосов начал свою речь прямо с самого, по его мнению, важного, ровным, спокойным голосом, сказав следующее:

«Я оперировал несколько тысяч туберкулёзных больных, больных с абсцесами лёгких. Я был уверен, что поступаю правильно. Что так и только так надо лечить. Но сегодня, оценивая свою деятельность в этой области и результаты своей работы, я могу сказать, что минимум 75 % прооперированных мною больных я не должен был бы вообще оперировать. Надо было лечить их консервативно».

После этих слов Амосова в зале наступила мёртвая тишина. Никто никогда в этом зале не слышал такого признания, и сам не произносил ничего подобного. А затем весь зал буквально взорвался, вскочил, и стоя, бурно, бесконечно долго аплодировал хирургу, способному так честно, открыто и бесстрашно поделиться с коллегами своими мыслями и рассказать о том, что он лично считал своими ошибками. Таков был Амосов, человек, которого мне повезло близко узнать.

В начале января 2003 года мне неожиданно позвонили из украинского посольства в Тель-Авиве, и попросили приехать, сказав, что для меня есть передача от Амосова.

Я не поверил своим ушам. В эти дни я ещё остро переживал известие о смерти Николая Михайловича Амосова, настигшей его внезапно (инфаркт) несколько недель назад.  Конечно, я помчался в Посольство. Там мне вручили книгу «Энциклопедия Амосова», вышедшую недавно в  2002 году. Человек (адвокат из Киева), передавший книгу, поведал мне почти фантастический для обычных людей рассказ, но такой типичный для Амосова.

Незадолго до своей смерти, о которой он не мог знать (а, может быть, всё же предчувствовал?), ибо умер от острого инфаркта, Амосов подписал и послал эту книгу нескольким своим бывшим ученикам, как он выразился, своим «наиболее строптивым, сохранившим молодость, и которых он помнит и знает, куда судьба разбросала  их по свету».

Мне рассказали также, что в руки Амосова как-то попала моя книга «Кровопролитие в медицине» (1986 год издания), которую он, по словам посланца Амосова, передавая ему книгу для меня, высоко оценил.

Раскрыв «Энциклопедию», я прочёл на первой странице собственноручную,  простую, но трогательную для меня надпись Амосова, сделанную им за 26 дней до своей смерти: «Публицисту и автору, да к тому же хирургу, Юлию Нудельману, на память от старика хирурга. Амосов.15 ноября 2002».

В своих книгах и статьях Амосов огромен, бесконечен, безграничен.

Надо помнить, что всё, что он писал, написано им в советские и начальные постсоветские годы. Написано в той среде и в тех условиях. И на почве той советской действительности, в которой Амосов жил и творил. Эта советская эпоха, разумеется, отражается в его творчестве, как писателя и журналиста. Например, его безмерное преклонение перед техническими достижениями Запада.

Но его выводы, мысли, высказывания выходят далеко за рамки одной страны, одной общественной, политической структуры. Они не просто мудры, они необыкновенно универсальны. Они актуальны  в любой стране и злободневны, как будто все они написаны  сегодня.

Амосова надо читать всего. Каждую строчку. Вдумываться в каждую мысль, каждое высказывание. Сегодня, к счастью, в Интернете можно найти почти все его работы. На них можно учиться, как быть здоровым и как сохранять разум до глубокой старости.

Я решил познакомить читателя с некоторыми высказываниями и мыслями Николая Амосов, взятых из различных статьей, одну из которых он, замечательный врач, многозначительно назвал «Бойтесь попасть в плен к врачам». В этом и есть Амосов.

Некоторые высказывания Амосова из разных произведений были услышаны мною лично.

Доктор Юлий Нудельман.

Мысли и советы Амосова

* "Ответственно заявляю: более 70% лекарств НАЗНАЧАЮТСЯ ЗРЯ, а врачи просто ОСЛЕПЛЕНЫ ВЕРОЙ В МОГУЩЕСТВО ТАБЛЕТОК. Бойтесь попасть в плен к врачам, потому что ЛЮБОЙ врач ВСЕГДА нацеливается на БОЛЕЗНЬ, но только НЕ на ЗДОРОВЬЕ!".

* Врачи НЕ знают причин заболевания – и соответственно, НЕ знают, КАК и ЧЕМ лечить – НО УСЕРДНО "ЛЕЧАТ" людей!!!

* Нужно пересмотреть идеологию современной медицины. Ее кредо: «Человек слаб», «Нет здоровых, все больные», «Лечить, и как можно больше лекарств». В результате, в каждой истории болезни видишь десятки медикаментов, вместо двух-трех, но точно нацеленных. Это показатель не высокого ума, а низкой квалификации. Наши врачи не верят в природу и не знают профилактики. И уж, конечно, не владеют психотерапией. Впрочем, для казенного служаки это и не нужно. «Солдат спит, а служба идет».

* К сожалению, привычные стереотипы устойчивы. Изменить философию трудно. Это возможно только тогда, когда врач будет заинтересован в том, чтобы не только лечить, а и вылечивать. То есть, работа для семейного доктора, который встретит своего пациента и завтра, и через год, и ему он нужен здоровый, чтобы не стыдно глядеть в глаза. По той же причине плата за лечение объективно полезна, хотя и унижает честного (социалистического!) доктора.

* Каждый врач должен знать о могуществе здорового режима жизни и уметь о нем рассказать больному, хотя бы в дополнение к лекарствам. Для многих это жизненно необходимо, и угроза смерти подействует — займется пациент собой. Хоть на некоторое время.

1. Не надейтесь, что врачи сделают вас здоровым. Они могут спасти жизнь, даже вылечить болезнь, но лишь подведут к старту, а дальше — чтобы жить надежно — полагайтесь на себя. Я никак не приуменьшаю могущество медицины, поскольку служу ей всю жизнь. Но также знаю толк  в здоровье — теоретически и практически. По этому поводу похвастаю: уже полтора года провожу эксперимент на себе — три часа физкультуры с гантелями и бег.

2. Врачи лечат болезни, а здоровье нужно добывать самому тренировкой. Потому что здоровье — это «резервные мощности» органов, всей нашей физиологии. Они необходимы, чтобы поддерживать нормальные функциональные показатели — в покое и при нагрузках — физических и психических, а также чтобы не заболеть, а заболев, по возможности — не умереть. К примеру, чтобы кровяное давление и пульс не повышались больше чем в полтора раза при упражнениях или беге, а неизбежная одышка быстро успокаивалась. Чтобы не бояться сквозняка, а простуды быстро проходили без лекарств, сами собой. И вообще, чтобы хорошо работалось, спалось, «елось и пилось».

Так вот: эти «мощности» лекарствами не добываются, только тренировкой, упражнениями, нагрузками. И — работой, терпением к холоду, жаре, голоду, утомлению.

3. Что такое болезни, чувствует каждый: досадное расстройство различных функций, мешающее ощущать счастье и даже жить. Причины тоже известны: внешние «вредности» (инфекция, экология, общественные потрясения), собственное неразумное поведение. Иногда — врожденные дефекты.

Утверждаю: природа человека прочна. По крайней мере, у большинства людей. Правда, мелкие болезни неизбежны, но серьезные чаще всего — от неразумности образа жизни: снижение резервов в результате детренированности. Внешние условия, бедность, стрессы — на втором месте.

4. Тренировка резервов должна быть разумной. Это значит постепенная, но упорная. Например, в упражнениях, беге или даже ходьбе ежедневно можно прибавлять от 3 до 5% от достигнутого уровня, в смысле числа движений, скорости и расстояний, причем в зависимости от возраста и надежности исходного здоровья. Это же касается закаливания, загорания, даже и работы.

Если сказать о сути тренировки — то это режим ограничений и нагрузок (РОН, как теперь любят сокращать). Это мой конек. Впрочем, ничего оригинального я не придумал. Три главных пункта.

Первый — еда с минимумом жиров, 300 г овощей и фруктов ежедневно, и чтобы вес равнялся цифре: рост минус 100 килограмм.

Второй — физкультура. Тут дело посложнее. Она всем нужна, а детям и старикам — особенно. Поскольку теперь на работе почти никто физически не напрягается, то, по идее, для приличного здоровья нужно бы заниматься по часу в день каждому. Но нет для этого характера у нормального человека. Поэтому — хотя бы 20 — 30 минут гимнастики, это примерно 1000 движений, лучше с гантелями по 2 — 5 кг. Советую упражняться перед телевизором, когда «Новости» показывают, чтобы время экономить. В качестве добавления к физкультуре желательно выделять участок для ходьбы, по пути на работу и обратно, по одному километру. Полезно, и нервы сохраняет, учитывая плохой транспорт. О беге трусцой я уже не говорю — не реально. Но — полезно.

Третий пункт, пожалуй, самый трудный: управление психикой. «Учитесь властвовать собой». Но ох как это трудно! Рецептов много, вплоть до медитации, описывать не буду. Сам пользуюсь простым приемом: когда большой накал и выделилось много адреналина, фиксирую внимание на ритмичном редком дыхании и пытаюсь расслабить мышцы. Самое бы хорошее в такие моменты — сделать энергичную гимнастику, но ведь обстановка обычно не позволяет. Но все равно, как только позволит — работайте. Избыток адреналина сжигается при физкультуре, и таким путем сосуды и органы спасаются от спазмов. У животных стрессы разрешаются бегством или дракой, а человеку это не позволено.

5. Если ты молод — до 60! - и симптомов от органов нет, то не следует при малейшем недомогании бежать в поликлинику. Как уже говорил, наши врачи не доверяют природе, нацелены на лекарства и покой.

Бойтесь попасть к ним в плен! Найдут болезни и убедят: «Отдыхать и лечиться!»

В организме есть мощные защитные силы — иммунная система, механизмы компенсации. Они сработают, нужно дать немного времени. Имейте в виду, что большинство легких болезней проходят сами, докторские снадобья только сопутствуют естественному выздоровлению. Вам говорят: «Вылечили!», а вы и верите: «Хороший доктор!»

Если уж посчастливилось попасть к хорошему доктору, берегите его, зря не беспокойте. Помните, что врач — это больше, чем просто специалист. Это не сантехник. Указания доктора выполняйте... в меру вашего разумения. И не требуйте от него лишних лекарств, о которых от соседок узнали.

Повторюсь: лекарств нужно пить меньше. Например, теперь в моду вошли капельницы, уже не только в больнице, но и на дому. Так вот: глупости это, мода. Одно дело — в реанимации нужна «тяжелая артиллерия», другое — дома. Разные показания.

Что сказать в заключение? Чтобы быть здоровым, нужна сила характера.

Как слабому человеку найти оптимум поведения в треугольнике между болезнями, врачами и упражнениями? Мой совет: выбирать последнее — упражнения и ограничения. По крайней мере, стараться. Поверьте — окупится!

Впрочем — каждый хозяин своей судьбы. И здоровья.

5. Интересный вопрос. Почему люди так часто болеют?

Думаю, что 90% людей, если бы они соблюдали правильный образ жизни, были бы здоровыми. Но, к сожалению, режим требует напряжения воли. А силы воли у человека мало...

Современное официальное лечение осуществляется методом "Подбора-Перебора" (!) гипотензивных средств, которых не один десяток, и которые затем надо принимать всю (!)

6. И ещё. В мире много, очень много плохих врачей. Не могу огульно заявить: «все врачи плохие». Много хороших, но и плохих — тоже. Доказательства? Спросите, что они читают и что умеют. Читают — из практиков — единицы. Умеют — более или менее — врачи хирургического профиля. Потому что им без рукоделья просто нельзя врачевать. Терапевты искренне считают, что им ничего не нужно уметь — ни анализ сделать, ни на рентгене посмотреть, ни плевру пункутировать. Есть, мол, для этого узкие специалисты. А мы, мол, общие врачи. Вот так.

И под конец. Есть много заблуждений в медицинской науке. Часто это зависит от неправильной оценки статистических данных. Например, на ваш взгляд, в чем причина «разрастания», «увеличения» рака?
- В мире нет никакого особенного увеличения количества раковых больных (кроме рака легких). Более того, случаи заболевания раком желудка даже уменьшились. Как занимал рак второе или третье место в причинах смертности - так и занимает. Но мало кто учитывает, что продолжительность жизни за последние полвека возросла, а раком чаще всего болеют люди старшего возраста. Это лишь самая толика  мыслей, заключений, советов Амосова. Мы решили ограничиться ими. Читатели могут в Интернете познакомиться с богатейшим наследием хирурга, писателя, журналиста Николя Амосова...

Рассказывая о медицине, о жизни и смерти, наконец, о самом себе, Амосов откровенен до беспощадности, он ведет разговор с собственной совестью. И это учит мыслить точнее и глубже, заставляет задуматься над тем, как жить.

Смотрите и читайте исключительную по честности и искренности, увлекательную Автобиографию Амосова в сайте:

http://www.julinudelmann.com/BRPortal/br/P102.jsp?arc=312423

Амосов, названный Украинским Правительством Человеком Века, рассказывает в ней о своей жизни предельно откровенно, без малейшего само-любования и само-возвеличивания. Без тени хвастовства. Таким он был всегда.

http://www.julinudelmann.com/BRPortal/br/P102.jsp?arc=312413